Возможно, вы правы, мисс

Возможно, вы правы, мисс Камерон, сказал Адам и, просмотрев ее анкету, добавил: Что ж, все это весьма впечатляет.
Пожалуйста, называйте меня просто Келли, с милой улыбкой произнесла она.
Мне потребуется сотрудница, хорошо разбирающаяся в компьютерах, задумчиво промолвил Адам, скользнув масленым взглядом по ее фигуре. Я собираюсь открыть в Интернете собственный сайт и наладить там продажу своих товаров.
Это чрезвычайно плодотворная идея, заметила Келли.
И мне, конечно же, потребуется еще и секретарь, который будет отвечать на звонки покупателей и выполнять их заказы. Вы бы справились с такой работой, мисс Шоу?
Вопрос застал ее врасплох: она витала в облаках розовых грез, представляя, как Адам, одетый в белые фланелевые брюки, спортивный пиджак в полоску и соломенную шляпу, помогает ей, одетой в ситцевое платье, сшитое по моде двадцатых годов прошлого столетия, войти в лодку, чтобы отправиться с ним в путешествие по Темзе.
Повторите свой вопрос, пожалуйста, с виноватой улыбкой попросила она, вернувшись к реальности.
Я спросил, готовы ли вы работать моей помощницей, мисс Шоу, отчетливо произнес Адам, выразительно посмотрев на Келли: дескать, а вы еще упрекали меня в излишней требовательности! Джудит готова была провалиться сквозь пол со стыда.
Разумеется, да, мистер Ренальд! Ведь я историк и филолог, владею несколькими иностранными языками: итальянским, французским и немецким, выпалила она, вспомнив совет Келли не стесняться своих талантов и добродетелей.
Если так, тогда вам наверняка будет небезынтересно узнать, с чем именно вам придется иметь дело, с мягкой улыбкой промолвил Адам. Прошу вас пройти в книгохранилище!
Он пружинисто встал, открыл малозаметную дверь в глубине конторы и включил в кладовой свет.
Войдя туда, девушки увидели ряды стеллажей, забитых старинными книгами. Владелец лавки подошел к книжному шкафу, стоявшему у дальней стены, и достал оттуда папку с гравюрами и литографиями. Джудит заглянула через его плечо и невольно охнула. На ее щеках заиграл яркий румянец.
Келли сдержанно хмыкнула.
Это ли не доказательство известного живого интереса людей к сексу? А ведь кое-кто из нынешних лицемеров утверждает, что современная молодежь погрязла в разврате и беспутстве!
Ну а что вы скажете по этому поводу, Джудит? спросил Адам, прищурившись.
По-моему, это довольно-таки интересно, пролепетала она, к собственному ужасу, почувствовав, что с каждой минутой все сильнее возбуждается и утрачивает самоконтроль. Ей дьявольски хотелось протянуть руку к подбородку Адама и провести по нему пальцами, а потом погладить его по груди. Куда могут завести подобные вздорные желания? Как поступит Адам, если она залезет к нему в ширинку джинсов и начнет ласкать его петушка? Должно быть, у него большая бархатистая головка
Пульс у Джудит участился, груди набухли, соски уперлись в чашечки застиранного лифчика. Напрасно она его надела! Нужно было надеть на всякий случай импозантное кружевное белье! Такое, чтобы сиськи выпирали наружу, а трусики едва прикрывали низ живота. Подумав об этом предмете своего туалета, Джудит поняла, что трусы насквозь пропитались соками. Хорошо еще, что ей не явился в мечтах гладиатор Марк! Это был бы кошмар
Ах, как ей надоело ходить в банальном нижнем белье, изображая из себя застенчивую недотрогу! Душа ее давно просила элегантных чулочков на эластичных подтяжках, трусиков с вырезом на самом интригующем месте и прозрачного кружевного бюстгальтера, не говоря уже о модных туфельках на высоких каблучках.
Угадав ее настроение, Адам начал демонстрировать ей все новые и новые любопытные картинки. Среди них преобладали черно-белые литографии на плотной бумаге мастеров школ Роулингза и Хогарта: на них были запечатлены грудастые распутницы и аморальные господа с торчащими из штанов возбужденными стручками; дебелые дамы, возлежащие во фривольных позах на кушетках и хохочущие от восторга, пока джентльмены ублажают своими пальцами их лохматые передки и мясистые зады; прыщавые юнцы, мастурбирующие, подглядывая из-за портьеры за предающимися лесбийской любви девицами; пузатые священники с бесстыдно задранными сутанами и вывалившимися наружу мошонками, отпускающие грехи стоящим перед ними на коленях молоденьким прихожанкам.
Адам захлопнул папку с литографиями и достал из ящика объемистый альбом фотографий, сделанных лет сто назад.
Редчайшие экземпляры! Каждое фото стоит уйму денег! воскликнул он и раскрыл альбом.
С коричневых снимков смотрели натурщицы с пышными телесами и похотливыми глазками, взгляд которых был устремлен в объектив камеры. Сзади к ним пристраивались усатые проказники с очевидным намерением просунуть свои побагровевшие от напряжения члены в потайные отверстия дам.
Это же порнография! воскликнула Келли.
Да, однако есть коллекционеры, готовые выложить за них солидные деньги! сказал Адам и покосился на Джудит, нервно переступающую с ноги на ногу. Он словно бы догадывался, что в ее промежности пылает пламя страсти.
Эти образцы вы внесете в особый список, Келли, добавил он. Не нужно афишировать их в Интернете, это может вызвать на рынке излишний ажиотаж. На такого рода горячий товар у меня уже имеются покупатели. Вы меня понимаете?
Следует ли мне понимать эти слова как приглашение стать вашей сотрудницей? уточнила Келли.
Да, ответил, убирая в шкаф фотографии, Адам. Мы обсудим условия контракта и сразу же заключим его.
И сколько же вы намерены мне платить за работу? спросила Келли.
Думаю, что мы с вами договоримся, уклончиво сказал работодатель, запирая шкаф на ключ.
Искренне надеюсь на это, промолвила Келли. А как насчет моей подруги?
Разумеется, я возьму и ее! Если, конечно, она не возражает, сказал Адам и пронзил Джудит испытующим взглядом своих стальных глаз, которые притягивали ее словно магнит.
Да! Конечно же, я согласна! воскликнула она, не в силах скрыть радость по поводу того, что он желает ее взять.
Вот и прекрасно! Адам прикоснулся к ее руке, и она вздрогнула, ощутив легкий укол в клиторе. Остается лишь обсудить расписание вашего рабочего дня и оплату. Предлагаю сделать это за чашечкой кофе. Когда вы сможете приступить к работе?
Уже завтра, уверенно ответила Келли.
Чудесно! Завтра утром и начинайте! сказал Адам.

Я чуть со смеху не умерла, когда он стал показывать нам свою коллекцию скабрезных картинок! По-моему, он мастурбирует, глядя на них, промолвила Келли, как только подруги покинули книжную лавку. Ну, и кто из нас будет трахать его первой? Ты или я?
Келли! Как ты можешь так говорить об этом интеллигентном джентльмене! густо покраснев, воскликнула Джудит.
Успокойся, я пошутила! Не надо принимать все за чистую монету, иначе можно получить апоплексический удар, с усмешкой осадила ее подруга, живо представляя себе, как Адам будет лежать под ней, вытаращив глаза и раскрыв рот.
Он предложил им весьма высокую зарплату, но назначил обеим один месяц испытательного срока. Келли не стала настаивать на авансе, решив, что уж месячишко они как-нибудь продержатся. В том, что им удастся сохранить свои рабочие места, она не сомневалась: раз уж Адам млеет, разглядывая порнографические снимки, от их прелестей и чар он окончательно потеряет рассудок.
Предлагаю отметить наше удачное собеседование пышным пиром: нажарить рыбы с картошкой и вволю напиться чаю! воскликнула она, заводя старушку Трейси.
Ничего не имею против обеда, сказала Джудит, но сразу же заявляю, что не имею никаких видов на мистера Ренальда. Просто он произвел на меня приятное впечатление. И я рада, что наконец-то начну зарабатывать деньги.
И продолжать мучиться в постели со своим неумехой Питером, заключила Келли, раздраженная ее неумелым притворством.
А что в этом особенного? Он мой любовник, и я обязана хранить ему верность! патетически воскликнула Джудит.
Не говори чушь, подруга! Признайся лучше, что он тебе изрядно надоел со своей примитивной манерой трахаться. Так что ничего ты ему не должна, в сердцах сказала Келли, сворачивая на магистральное шоссе.
Джудит прикусила губу, наморщила лоб и, не выдержав, спросила:
Ты считаешь, что мне пора его бросить и найти себе другого парня?
Давно пора, милочка! Вот увидишь, из тебя получится чертовски обольстительная нимфетка! сказала Келли и уставилась на дорогу: транспортный поток усиливался.

Ровно в половине шестого Адам Ренальд запер свою книжную лавку, повесил на двери табличку с надписью Закрыто и направился в жилую половину дома. Поднявшись по винтовой лестнице, он по узкому и тускло освещенному коридору прошел в гостиную, подошел к телефонному аппарату и набрал чей-то номер. В ожидании ответа на другом конце провода Адам задумчиво уставился в окно, выходящее в сад. Этот особняк он приобрел несколько лет назад и был им чрезвычайно доволен. Внизу имелись вместительный, на две машины, гараж, винный погреб и служебное помещение, из которого можно было попасть как в магазин, так и на задний двор. Для холостяка этот укромный уголок, скрытый от посторонних любопытных глаз, был подлинным раем. Здесь можно было принимать девиц в любое время суток, не опасаясь косых взглядов и сплетен соседей. Недостатка в сексуальных утехах Адам никогда не испытывал, так что ни жениться, ни становиться монахом он не собирался.
Алло? Кто это? после нескольких долгих гудков отозвался из трубки мелодичный женский голос.
Едва услышав ее голос, Адам живо представил себе ее льняные волосы, роскошное тело и длинные ноги и почувствовал, что у него возникла эрекция.
Это я, Адам, хрипло произнес он. Во что ты сейчас одета? Может быть, ты совершенно голая?
Ну, как прошло собеседование? не ответив, задала свой вопрос Анна, устраиваясь поудобнее на двуспальной кровати.
Сначала скажи, во что ты одета! не унимался Адам.
Ну, так и быть, я удовлетворю твое любопытство, шалун! игриво проворковала Анна. На мне длинная юбка с разрезом спереди и сзади и бюстгальтер.
А какие на тебе трусики? спросил Адам, нащупывая головку члена, упершуюся в ткань брюк.
Нет, сначала поговорим о деле! Ты разговаривал с этими женщинами? Какое они произвели на тебя впечатление?
Адам мученически поморщился, прижал трубку подбородком к плечу и стал расстегивать ширинку. На лбу у него высыпали бисеринки пота, в мошонке возникла томительная боль. Наконец его дракончик обрел свободу и радостно закивал головкой, в единственном глазу которой сверкала накатившаяся от умиления слеза.
Прекрасное, просипел Адам, сжимая член в руке. Я принял их обеих. Завтра они приступят к работе. Келли тертая прохиндейка, ей палец в рот не клади. И ее подружка Джудит именно то, что тебе нужно: наивная и легко ранимая простушка, подающая, однако, большие надежды!
Это вдохновляет, сказала Анна. Я передам Дэмиану, что ты хорошо потрудился.
Я стараюсь исключительно ради тебя, Анна! сказал Адам.
Ты забыл, как нужно ко мне обращаться? резко поменяв тон, спросила она.
Прости меня, госпожа!
Это уже лучше. Ты уже рукоблудствуешь, озорник?
Да, госпожа! признался Адам.
Тогда расскажи, что ты при этом испытываешь!
Связно изложить свои ощущения Адаму было сложно, он не мог сосредоточиться, потому что его мошонка была переполнена семенем, а член раскалился, словно брусок расплавленного железа.
Не могу, моя королева! Я дьявольски хочу кончить!
Рассказывай, презренный раб! Если ты ослушаешься моего приказа, то я жестоко накажу тебя во время нашей следующей встречи. Ты ведь хочешь со мной встретиться?
Представив, как она хлещет его по голой заднице кнутом, Адам пришел в экстаз. Словно бы наяву он почувствовал резкую, обжигающую боль, пронизывающую его чресла при каждом ее ударе по красным ягодицам, ослепительные вспышки перед глазами, дрожь в коленях. Анна мастерски обращалась с кнутом и плетью, но особенно жестоко она стегала его розгами. Рука Адама стала летать вверх и вниз по стволу пениса еще быстрее. Головка его задрожала, готовая сделать первый плевок сгустком спермы. Чувствуя, что от оргазма его отделяет один волосок, Адам прохрипел:
Я думаю только о тебе, госпожа! Представляю себе твои великолепные груди, лобзаю твои сладкие соски, целую твое бритое лоно и дразню кончиком языка твой сверкающий, словно драгоценный алмаз, клитор.
Продолжай говорить, жалкий раб! грудным голосом сказала Анна. А что в это время делаю я?
Обводишь клитор пальчиком? Потираешь ладошкой свою росистую расселину? Ну подскажи мне, госпожа!
Ты сам все чудесно описал, Адам, ответила Анна, принимаясь быстро погружать в лоно пальчик. Моя киска шлет тебе воздушный поцелуй!
О Боже! срывающимся голосом воскликнул Адам. Я сейчас кончу!
Не смей этого делать, пока я тебе не разрешу! крикнула Анна. Ах, ах, ах! Дыхание ее стало прерывистым и шумным.
Он догадался, что она тоже близка к оргазму: очевидно, ее рука вошла во влагалище по локоть. Насколько же в действительности была глубока эта волшебная пещера, оставалось тайной за семью печатями.
Погладь за меня свою пушистую киску! воскликнул Адам, желая угодить своей госпоже. Скоро, очень скоро ее станут ласкать Келли и Джудит. Ах, какие тугие у них ягодицы! Какие спелые, полные груди! И какие сладкие фрукты растут в их райских кущах между ног! А их алые пухлые губки
Ох! Ох! Ой! закричала Анна. Я улетаю! О Боже!
Адам догадался, что она умчалась в безвоздушное пространство, и начал мастурбировать так, что побагровел от натуги. Он уже не властвовал над своими эмоциями, ахи и охи Анны перешли в сладострастные стоны и в тот же миг он кончил.
Густая тяжелая капля кремовой спермы вылетела из ствола пениса, за ней вторая, потом и третья. И вот семя хлынуло из него струей, пачкая ему руку и одежду и образуя на полу лужу. Ноги Адама подкосились, он рухнул в кресло. А его петушок все еще продолжал трясти своим красным гребешком, не желая успокаиваться. Адам погладил себя по мошонке, сожалея, что это не сделали за него его новые ассистентки. Он блаженно улыбнулся, представив, как Келли отдается ему, сидя на компьютерном столе, и залился счастливым смехом, увидев мысленным взором другую чудную картину свое совокупление с Джудит среди старинных фолиантов.
Словно бы угадав на расстоянии его мысли, Анна сказала:
Организуй нам с Дэмианом встречу с этими девчонками. Я не хочу медлить с их обучением.
Будет исполнено, госпожа! произнес Адам и положил телефонную трубку.
Глава 3
Вспоминая этот милый разговор с Адамом, своим рабом, торговым партнером и поставщиком живого товара, Анна улыбнулась и задумчиво наморщила лоб. Она была довольна этим человеком, оказавшимся не только прекрасным специалистом по антиквариату, но и страстным энтузиастом-сводником, регулярно обеспечивающим ее молоденькими девицами. Анна вздохнула и включила настольную лампу: за окном темнело, на город опускалась ночь.
Абажур из шелка цвета спелого абрикоса выделялся на фоне черного квадрата окна, словно большая зажженная свеча. Это придавало теплоты интерьеру комнаты, изобилующей симпатичными старинными безделицами, подобранными с большим вкусом самой Анной, большой поклонницей всего прекрасного.
Этот дом, являвшийся на протяжении многих десятков лет домиком сельского священника, они с Дэмианом приобрели два года назад и в короткий срок превратили его из развалюхи в царские хоромы. Ремонт стоил им приличной суммы, но они не сожалели о затраченных деньгах. Теперь их гнездышко стало настолько уютным, что они с неохотой покидали его даже на короткое время, когда этого требовали дела.
Анна окинула самодовольным взглядом свой будуар и ухмыльнулась: такой роскошью могли похвастаться не всякие дворцы вельмож девятнадцатого столетия! Стены помещения были обиты китайским шелком с причудливыми узорами, потолки украшены гипсовым орнаментом в виде цветов, пол устлан персидскими коврами, а мебель красного дерева выполнена знаменитыми мастерами той эпохи. Возможно, прежние жильцы этого дома и одобрили бы такой интерьер, но вряд ли бы они пришли в восторг, спустившись в погреб. Там, где когда-то хранились бочонки с виски и бутылки с вином, теперь была оборудована пыточная камера, в которой Анна и ее друзья устраивали садомазохистские оргии.
Впрочем, с улыбкой подумал

Author:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *